САМ РАССКАЗ и ФОТОАЛЬБОМ НАХОДИТСЯ ЗДЕСЬ

В конце 2002 года в мире путешествий произошло знаменательное событие – большая группа российских журналистов и путешественников /всего – 11 человек/ посетила Папуа – Новую Гвинею по приглашению министерства туризма этой страны. Кроме съемочной группы нашей программы «Вокруг Света», в поездке принимали участие программа «Путешествие Натуралиста», несколько бывалых экстрималов и Николай Баландинский, который в очередной раз организовал для нас интереснейшую экспедицию.

За три недели мы объехали практически всю прибрежную часть страны, побывали на двух крупных островах «Новая Британия» и «Новая Ирландия», на берегу Миклухо-Маклая, а так же в самом центре Папуа – высокогорном «Маунт-Хагине». У нас было 7 (!) внутренних перелетов, многочисленные переезды на джипах по дорогам и джунглям, пешие переходы в дальние селения. На отдаленные острова мы добирались на катерах, лодках, и даже на местных пирогах с балансиром. Мы посещали патриархальные деревеньки, где до сих пор сохранился первобытный образ жизни, участвовали в обрядах, ели местную пищу…. Единственное, что не вписывалось в эндемичность нашего путешествия, так это персональный вооруженный охранник за спиной в каждом месте нашего пребывания.
Так что же такое Папуа – Новая Гвинея? Самая бедная и опасная страна на Земле? Или это единственное место, где двадцать первый век самым непостижимым образом пересекается с веком каменным. Где на автомобиле можно попасть в местность, жители которой ходят в набедренных повязках, не знают железа и колеса, а огонь добывают с помощью трения. Конечно, за последние 50 лет здесь произошли колоссальные изменения, но и они не в силах в одночасье изменить многовековой уклад жизни людей первобытнообщинного строя.

В своем рассказе я постарался показать Папуа такой, какую я ее увидел, поведать о необычном симбиозе прошлого и настоящего. Об уникальной культуре папуасов, сохранившейся без существенных изменений со времен заселения людьми этой не слишком гостеприимной земли. И, конечно о том, в каком извращенном виде проникает цивилизация в сознание бедных папуасов, пребывавших до того в наивном неведении каменного века. Смею вас уверить, что жизнь Папуа – Новой Гвинеи превзошла все мои самые смелые ожидания, подтвердив тем самым, что жизнь – богаче вымысла.

«Весь покрытый зеленью, абсолютно весь
Остров невезения в океане есть».
Песня из фильма «Бриллиантовая рука».

ПАПУА - НОВАЯ ГВИНЕЯ

Независимое Государство Папуа – Новая Гвинея (ПНГ), расположено в юго-западной части Тихого океана, к северу от Австралии. Занимает восточную половину о. Новая Гвинея, архипелаг Бисмарка (с крупными островами Новая Британия и Новая Ирландия) и часть Соломоновых о-вов.
Площадь страны - более 450 тысяч кв. км. Численность населения четыре с половиной миллиона человек (на 1998 г). Столица – Порт-Морсби на юго-восточном побережье Новой Гвинеи.

Основную часть территории ПНГ занимают горы, Поднимающиеся более чем на 3000 м над у.м. Самая высокая точка – гора Вильгельм (4509 м). Среди массивных гор располагаются широкие межгорные котловины до 1500 м над у.м. В стране расположены более 40 действующих вулканов. Большинство прибрежных островов – коралловые рифы, но встречаются и гористые острова вулканического происхождения.

Погода в ПНГ не однозначна. Когда на севере страны идут проливные дожди, на юге – стоит сухая погода, и наоборот. На низменностях преобладают постоянно высокие температуры +30 и выше, в горах холоднее, +23 градуса, и амплитуды температур выражены сильнее.
На большей части ПНГ сохранилась естественная растительность, преимущественно влажные вечнозеленые тропические леса. Встречаются также мангровые леса, рощи саговых пальм, заросли тростника, низменные и горные луга. В основном почвы малоплодородные и обладают низким сельскохозяйственным потенциалом. Лишь четверть всей территории страны пригодны для земледелия.

Страна отличается самой богатой в мире орнитофауной (860 видов). Самые знаменитые из пернатых – райские птицы. Одна из этих птиц запечатлена на флаге страны. Встречаются такие необычные виды, как казуар (нелетающая птица, родственная африканскому страусу) и птица-носорог. Огромное количество пресмыкающихся. Одних только змей, в большинстве ядовитых, насчитывают 110 видов. Самые крупные из них – питоны и боа, достигающие в длину более 7 м. Обращает на себя внимание кускус – животное, внешне напоминающее ленивца. Огромным разнообразием отличается мир насекомых (30 тыс. видов). От звуков, издаваемых разными гнусами, в джунглях стоит громкий устойчивый звон.

Почти все коренные жители Папуа - меланезийцы, совсем немного европейцев и азиатов. Почти 2/3 населения моложе 30 лет. По физическим особенностям меланезийцы сильно различаются. Хотя само название «Меланезия» (т. е. «черные острова») указывает на цвет кожи аборигенов, на самом деле она варьирует от светло-коричневой до иссиня-черной. Волосы меланезийцев – почти всегда черные густокучерявые или волнистые.
Меланезийцы говорят почти на 800 языках. Все они очень близки между собой и имеют лингвистическую основу, общую для всего Тихоокеанского региона. Папуасские языки, распространенные во внутренних и горных районах очень сложны для европейцев.

В Папуа – Новой Гвинее основная масса населения по-прежнему живет в деревнях и занимается натуральным земледелием, в то же время начинают складываться рыночные отношения. Доминирует подсечно-огневая система земледелия, ориентированная на возделывание тропических растений. В горных местностях основная культура – батат. На низменностях выращивают также бананы, кокосовую и масличную пальму, шоколадное и кофейное деревья, чай и разнообразные овощи и фрукты.

Страна обладает исключительно богатыми минеральными ресурсами, что обусловило развитие горнодобывающей промышленности, добыча меди и золота. Поэтому любые неполадки в горнодобывающей промышленности глубоко отражаются на всей экономике Папуа – Новой Гвинеи. Недавно в стране обнаружены запасы нефти и природного газа, однако, около 60% энергии, используемой в стране, приходится на долю древесного угля.
Красота природы Папуа – Новой Гвинеи и своеобразие культур населяющих ее народов, правительство страны рассматривает как потенциальный ресурс развития иностранного туризма. Однако сообщение ПНГ с другими странами осуществляется только одной местной авиакомпанией – «Air Niugini», и платить более 2000$ за билет, может позволить себе не каждый. Помимо этого, стоимость двухнедельного тура по стране превышает 5000$! На мой взгляд, при таких ценах, ни о каком массовом туризме и речи быть не может. К тому же, из-за сильно пересеченного рельефа строительство дорог обходится дорого, и до сих пор отсутствует наземное сообщение между крупными городами страны.

По мнению некоторых наблюдателей, главное препятствие на пути развития страны создает отсутствие законопорядка и законопослушания. За последние 25 лет преступность в городах выросла в 20 раз. Проявляется она и в сельской местности.

ПОРТ - МОРСБИ

До столицы Папуа - Новой Гвинеи из Москвы мы добирались почти сутки. Сначала «Аэрофлотом» до Сингапура, с промежуточной посадкой в Бангкоке. А затем, после трехчасовой стыковки, местной авиакомпанией «Air Niugini» до Порта-Морсби. На авиационном билете большими буквами красовалась надпись: «Ваш билет в рай». Несколько двусмысленно…. Но самолеты у папуасов оказались нормальные, и состояние приличное. Пилоты – всегда и только белые – австралийцы и англичане. На международных линиях – «Боинги», кино показывают, музыку через наушники крутят, спиртное – без ограничения, стюардессы вежливые и предупредительные, хотя и несимпатичные. Мы научили одну из них делать нам «Блади Мери», и потом слегка перебрали этого коктейля. Пришли в себя мы только при просмотре рекламного ролика таможенных правил ввоза спиртного в ПНГ – один литр на человека. Только у меня было шесть! И я знал людей из нашей команды, у которых было больше. И еще в этом чертовом ролике законопослушная старушка показывает таможенникам свою жалкую бутыль. Конечно, старушке и рюмки достаточно, а нам, взрослым и бывалым путешественникам, для профилактики желудочно-кишечных заболеваний необходимо гораздо больше. Однако вся водка у нас была разлита по двухлитровым пластиковым бутылкам из-под минеральной воды, а с остальным бухлом, купленным в «Duty Free» Сингапура, мы как-нибудь разберемся – не в первой.

Итак, вконец вымотанные бесконечными перелетами и халявными напитками, рано утром по местному времени, мы прибыли в столицу ПНГ – город Порт-Морсби. Таможенные правила висели на самом видном месте и были снабжены исчерпывающими картинками, не оставляющими сомнения, чего ввозить в страну нельзя, а чего можно и в каком количестве. Настроение подпортил ряд конфискованных бутылок, выставленный на продажу. Но, как мы и предполагали, таможню прошли легко и без потерь. Единственные вопросы вызвали наши многочисленные бутылки с «минеральной водой», ну уж, такие мы есть, русские - не можем без своей воды, огненной. Наш отель размещался рядом с аэропортом, и после небольшого реабилитационного сна, мы поехали осматривать город.

В 1873 году английский капитан Джон Морсби остановил свои суда у пустынных берегов Папуа - Новой Гвинеи. Бухта, где причалила его флотилия, выглядела тихой, а местное население - дружелюбным. Много лет спустя здесь вырос город, названный в честь капитана Порт - Морсби.

В Папуа - Новой Гвинеи никогда не было настоящих городов. Тысячи лет папуасы жили в деревнях. Однако стоило одному поселению слишком разрастись, как часть его жителей отделялась и основывала новое поселение. Таким образом, количество папуасов в деревнях практически никогда не превышало цифру в одну тысячу человек.

Сначала мы никак не могли понять, когда же начнется город. Оказалось, мы его уже проехали насквозь, и выехали к противоположной окраине на высокий холм. В низине виднелись редкие 6-8 этажные здания банков, учреждений и отелей. Где–то был университет, где-то Национальный Музей, где-то Ботанический Сад, где-то Парламент, где-то порт…. Город действительно занимал большую территорию, но был застроен какими то неприметными халупами и бараками, с вкраплениями «высоток». А в пригороде, на открытых холмах, располагались коттеджи «новых папуасов» - за высокими заборами, опутанными колючей проволокой. По истине, она здесь самый ходовой товар. Все мало-мальски приличные объекты окружены колючкой. Вся страна – за колючей проволокой.
Мы попросили отвести нас в самый центр – даунтаун. Он занимает всего несколько кварталов, там и сосредоточена вся жизнь этого «мегаполиса». Причем, все крупные здания города и магазины всегда имеют огороженные территории для стоянки автомобилей посетителей и служащих. Такие парковки так же опутаны колючей проволокой и охраняются вооруженными людьми с собаками. Только здесь можно чувствовать себя в безопасности. Все автомобили передвигаются по городу с заблокированными дверьми, многие из них имеют мелкие решетки на всех окнах.

По работе нам было необходимо снять на камеру «красоты» Порта-Морсби. Однако передвигаться от одного объекта съемок к другому, нам надлежало только на автомобиле в сопровождении наших охранников. Дело доходило до смешного – мы садились в машину, блокировали двери, проезжали 20 метров, выходили, устанавливали камеру и снимали следующий объект. В результате удовольствие съемочного процесса растянулось на весь день. Все наши действия происходили под неусыпным вниманием охранников с одной стороны, и местного населения, сидящего и лежащего по обочинам дорог, с другой. В итоге, нервозная обстановка города передалась и нам - мы решили свернуть съемку и вернуться в отель. В конце концов, ехать в Папуа – Новую Гвинею, что бы смотреть города – глупо. Совсем не за этим сюда едут историки, путешественники и журналисты.

На обратном пути заехали в супермаркет. Только там, на охраняемой территории, сопровождающие нас лица немного расслабились и передохнули, пока мы покупали какие-то местные продукты, пиво и колу. Папуасский супермаркет похож на обычный, средней руки магазин глубинки Австралии – тот же набор товаров, то же расположение рядов, та же система считывания штрих-кода. Вообще, на все, что связано в ПНГ с термином «цивилизация», можно смело наклеить ярлык «made in Australia». Единственное отличие папуасского супермаркета от всех остальных то, что на выходе всех покупателей обыскивают. Всех, кроме белых.

АЛЕКСАНДР МАКЕДОНСКИЙ

Казалось бы, какая связь между Македонским и ПНГ? Ан есть она, хотя и косвенная. Известен старый анекдот: когда Александр Македонский стоял на реке Тибр, у него украли бутылку рома – отсюда появилось слово «стибрили». А когда Александр Замышляев был в Папуа, у него тоже украли бутылку пятилетнего дорогого рома, прямо из хорошо охраняемого столичного отеля в первый день пребывания в этом гостеприимном городе. Отсюда появилось новое слово - «спапуасили». Справедливости ради надо отметить, что я был не единственным, у кого что-то пропало за время нашего странничества по ПНГ. У кого-то умыкнули бумажку в 1000 российских рублей, кто-то недосчитался сигарет, кто-то так и не нашел некоторых элементов своей одежды, в том числе и нижнего белья, кто-то не обнаружил в ванной комнате своей походной парфюмерии - постоянно пропадали какие-то незначительные мелочи….

Однако самым бесполезным приобретением недалеких папуасов, несомненно, была 1000 рублевая купюра. Почти каждый вечер мы смаковали, как несчастный человек обивает пороги немногочисленных обменных пунктов и банков в надежде обменять прикольную хрустящую купюру на менее красочные, но более надежные в ПНГ местные «кины» /1К=0.33$=10Руб/. Но все безрезультатно! Мы представляли, с каким удивлением в банках рассматривали бумажку с реальными цифрами и какими-то странными буквами.

Но все же, пропажа бутылки было для меня – ударом ниже пояса. Во многих районах ПНГ – сухой закон. Поэтому, со спиртным можно было рассчитывать только на то, что привез с собой. Конечно, у меня была еще одна литровая бутылка «Baccardi» и 4 литра водки в двух пластиковых бутылках из-под «Нарзана». Но на 3 недели этого уже не хватит.


И, главное - все эти кражи мокли совершить только горничные отелей. Больше – никто. Ни один посторонний человек физически не может проникнуть внутрь отелей сквозь многоступенчатую систему охраны. При этом на всех окнах и балконах – несъемные решетки, а на каждом этаже круглосуточно дежурит портье. Только горничные ежедневно беспрепятственно проходят в номера для уборки. Ну и убирают не только мусор, но и то, что плохо лежит. Хотя мои бутылки лежали очень даже хорошо.

Вообще, ПНГ славится своим воровством. Это стало просто национальной бедой страны. Любая вещь, даже если она хорошо лежит, но без должной охраны, обязательно становится чьей-нибудь добычей. Поэтому и заборы везде, и колючая проволока, и вооруженная охрана, и собаки злющие. В банках, к примеру, во время инкассации, полиция перекрывает улицу и все входы, везде охрана с собаками. Однако никакие законы и ужесточение наказания эту ситуацию изменить не смогут: просто у папуасов отношение к собственности такое. По жизни.

ПАПУАССКИЙ КОММУНИЗМ

Надо сказать, что колонизация Новой Гвинеи началась несколько веков назад. Но происходило это только на территории неширокой береговой линии. Основная центральная часть острова вообще долгое время оставалась «белым пятном» на карте мира. Из-за высоких гор и непроходимых джунглей никому не удавалось проникнуть вглубь острова, и эти районы считались необитаемы. Первые сведения о прекрасных густонаселенных долинах, окруженных горами появились в конце Второй Мировой Войны от военных летчиков, пролетавших над Новой Гвинеей. Но тогда мир был занят более важными вопросами, и только во второй половине двадцатого века, с развитием вертолетостроения, стало возможным освоение внутренних территорий острова. В результате, этнографы получили уникальную возможность исследовать жизнь, обычаи и традиции папуасов такой, какой она была в каменном веке. И до сих пор попасть туда можно только по воздуху.

Но вместе с учеными в центр страны устремилась и цивилизация развитых стран, со своей промышленностью, рыночными отношениями и законами, которые буквально за два поколения навсегда изменили привычный тысячелетний уклад жизни дикарей. До прихода на остров белых, жизнь коренных жителей была проста и незатейлива, и подчинялась законам первобытнообщинного строя. Сейчас большая часть ПНГ живет, конечно, не в первобытном строе, но – в каком?
Папуасы в городах быстро нахватались благ цивилизации – стали использовать в своей повседневной жизни одежду, металлические предметы, спички, деньги, электричество, и даже научились управлять некоторыми механизмами, в том числе и автомобилями. Однако уклад жизни во многих деревнях остался неизменным. В сельском хозяйстве преобладает подсечно-огневой метод: для подготовки участков для земледелия мужчины в сухой сезон вырубают и выжигают деревья и кустарники, тогда как на долю женщин выпадают сев, прополка и сбор урожая. Основным материалом при постройке домов остается дерево, пальмовые листья и трава. Глиняная посуда лепиться только руками при помощи тяжелых булыжников, тк гончарный круг традиционно не используется. Огонь зачастую добывается трением. А в рыночных отношениях между деревнями продолжает преобладать натуральный обмен.

И не смотря на то, что внешне сельские жители ПНГ выглядят так же, как и в Азии или Африке, мышление папуасов осталось на уровне каменного века. Ведь самое инерционное в мире – это сознание человека. Не может оно так круто измениться за два поколения. Поэтому, несмотря на свою внешнюю цивилизованность, папуасы продолжают жить общинным укладом. А в общине, как и при коммунизме, принцип распределения: «от каждого – по способностям, каждому – по потребностям». Это значит, что кто-то в общине ловит дичь, кто-то ее готовит, кто-то мастерит луки со стрелами и каменные топоры, кто-то вырубает деревья, кто-то выращивает овощи, кто-то следит за скотиной, кто-то следит за детьми, кто-то… да мало ли дел в деревне? Каждый работает, как может, но при этом, каждый член общины в равной степени пользуется всеми благами жизни – жилищем, едой, одеждой, луками, топорами и пр. Все в деревне общее. И даже плата за невесту, которую деревня получала с деревни жениха, строго делится на всех поровну. Да и плата эта тоже собирается всем миром.
Конечно, при таком укладе жизни всегда найдется человек, который ни хрена не делает, а пользуется благами наравне со всеми. Не в силах не в чем отказать такому человеку /ведь всё – общее/, соплеменники продолжают содержать тунеядца. Но рано или поздно, такого человека изгоняют из общины, и он слоняется по стране до тех пор, пока не осядет в городе. Но и там он не находит себе применения. Делать он по жизни ничего не умеет, или не хочет, а потребности у него – как у любого человека. Да ещё это коллективное мышление: всё общее!

Вот и идет такой человек в магазин – поесть и попить, а тут охрана – его по зубам. Или лезет он через забор в отель или частный дом – чисто
поспать, а тут его травят собаками. Или схватил женщину, какую понравившуюся, и давай её …, а его – в тюрьму. Или стукнул по темечку каменным топориком белого туриста одинокого – так, что бы сноровку не потерять, а тут ему самому – пулю в лоб. Где ж социальная справедливость?
Вот почему ПНГ считается одной из самых криминогенных стран, а Порт-Морсби, в рейтинге столиц мира, занимает «почетное» последнее 197 (!) место. Исследовательская группа Economist Intelligence Unit определила его как худшее место в мире для поездок иностранных туристов. Правительство страны понимает, что пока вопрос с тотальным воровством не будет решен, ни о каком дальнейшем развитии экономики, торговли и туризма, не может быть и речи. Интересен факт: когда мы прилетели в Порт-Морсби, нас встречал мужчина, представившийся министром туризма ПНГ, а спустя 3 недели, на вылете, нас провожал уже другой человек, так же назвавший себя министром туризма. Оказалось, что за время нашего путешествия, министра сняли с должности за воровство. Хотя этот пример и не показателен, у нас такое – сплошь и рядом.

Тем не менее, в международном путеводителе «lonely planet» об отелях ПНГ написано буквально следующее: «Если вы въезжаете на территорию отеля, и у вас создается такое впечатление, что вы попали на территорию тюрьмы строгого режима – это хороший отель». Действительно, каждый отель, в которых мы останавливались, имел забор /иногда трехметровый/, колючую проволоку /иногда под напряжением/, камеры наблюдения по периметру /иногда смотровые вышки с прожекторами/, вооруженную охрану /иногда с собаками/, поэтажных дежурных /иногда круглосуточных/. Поражали воображение развешанные в холлах отелей плакаты с правилами распорядка: «Лицам, не достигшим 18-и летнего возраста, запрещается покидать территорию отеля без сопровождения взрослых в любое время суток», или еще один плакатик: «Никому не разрешается покидать территорию отеля без сопровождения охраны и автомобиля отеля в темное время суток». Да, такие предупреждения смогут отбить всякую охоту ночных похождений.

И всему виной – пресловутый принцип распределения: от каждого – по способностям, каждому – по потребностям. На мой взгляд, такая действующая модель коммунистического общества, не может служить рекламой этого общественно-политического строя. И, может, хорошо, что наша страна перестала идти по пути строительства этого самого коммунизма, а то еще не известно, в каком виде это бы у нас получилось.


КУЛЬТ КАРГО

Английское слово «Cargo» /карго/ – обозначает «груз».

Как и во всех бывших колониальных странах третьего мира, почти все население ПНГ христиане: католики или баптисты. Завоевание «умов» для колонизаторов было на втором месте после завоевания территорий, поэтому западные миссионеры всегда делали свою работу хорошо. Но на Новой Гвинее это принесло вреда гораздо больше, чем пользы. Папуасы всегда с восторгом принимали все, что приносили с собой чужеземцы: ткани, инструменты, посуду. Но перенять образ мысли белого человека, одолеть путь, пройденный цивилизацией за тысячи лет развития, оказалось для туземцев непреодолимой задачей. Все западные представления, попадая в наивное сознание папуасов, принимали порой самые неожиданные формы. В результате возникали совершенно фантастические и уникальные вещи и явления. Таковым, безусловно, является культ карго.

В традиционных верованиях папуасов никогда не было загробной жизни. Когда человек умирал, он возрождался в детях, и новорожденному давали имя умершего. Если детей рождалось меньше, чем умерло людей, значит, предок вновь родился в соседней деревне, и наоборот. Таким образом, вся жизнь папуаса протекала только здесь и сейчас.

Знакомя аборигенов с христианством, миссионеры рассказывали, прежде всего, о загробном мире и о прекрасной жизни в раю. Для папуасов, несомненно, это был лучший мир – мир свободный от тяжелого физического труда, полуголодного существования и болезней. Правда, папуасы не восприняли, что надо вести определенную жизнь, что бы попасть туда. Ад же их не пугал – очень уж христианский ад был похож на их реальную жизнь. Как говориться, испугали ежа…. В результате целые деревни забрасывали свои огороды и оказывались на гране вымирания: раз после смерти все будут жить в лучшем мире, то сейчас можно ничего не делать.

При этом папуасы видели, что белые хозяева тоже /в их понимании/ ничего не делают: не охотятся, не пашут, не сеют. Но при этом всегда сыты, одеты, живут в прекрасных домах, им принадлежат самолеты, корабли, банки, отели, магазины, автомобили. И каждый день в порты прибывали тысячи больших ящиков и контейнеров /карго/, в которых находилось множество полезных и интересных вещей: строительные материалы, механизмы, инструменты, автомобили, одежда, продукты и другие загадочные предметы. Откуда же все это берется? Кто посылает белым бездельникам все эти нужные предметы?

И в головах людей, считавших свою деревню центром мироздания, и не представлявших, что в мире существует еще что-либо, родился, с моей точки зрения совершенно дикий, а с их – единственно правильный ответ. Раз умершие папуасы попадают в лучший мир, где у них полное изобилие, то они и заботятся о папуасах живых, присылая им подарки с того света. А злые белые, которым принадлежит все в этой стране, перехватывают чужие грузы, переклеивают бирки, на которых написано имя получателя и все забирают себе! Вот так!

По стране прокатилась волна гражданского неповиновения. В ожидании, когда белые отдадут их грузы, папуасы, и так не желавшие «пахать» на незваных пришельцев, совсем забрасывали работу на плантациях, немногочисленных заводах и фабриках. В результате целые деревни и даже города умирали с голода. Когда же ООН, обеспокоенная таким положением дел, посылала в Папуа - Новую Гвинею гуманитарную помощь, то папуасы, получив ее, еще больше утверждались в правильности своих действий. Еще бы. Желанные ящики, наконец-то, дошли до них. Так, этот странный культ захватывал все новых и новых сторонников. А ситуация от этого становилась только хуже. В результате, культ карго истребил больше папуасов, чем болезни и войны.

Трудно поверить, но все это происходило совсем недавно, во второй половине двадцатого века. Впрочем, в горных труднодоступных районах ПНГ культ карго процветает и сегодня. До сих пор находятся авантюристы, собирающие последние деньги с нищих деревень для строительства порта на необитаемом острове для получения грузов с того света.

ЛЮДИ-ДИКАРИ

«Там живут несчастные люди-дикари, на лицо ужасные, добрые внутри». Эта знаменитая песня полностью об острове Новая Гвинея. Он и «весь покрытый зеленью», и «люди-дикари» там есть, и «не идут дела» у них, да и «клянут беду» они, пожалуй. Ибо, все, что с папуасами происходит в современной жизни - оттого, что они «добрые внутри», т.е. как дети, такие же простодушные и наивные. И с такими же, как у детей, житейскими навыками, опытом и интеллектом.
Наш знаменитый ученый Миклухо-Маклай и другие этнографы, клали свою жизнь, что бы доказать, что папуасы – такие же люди, как и европейцы.
Не спорю, антропологически – да. Но по уровню развития, а точнее, по скорости развития – нет! И вся современная жизнь ПНГ, доказывает это.

Бытует мнение: если взять обычного младенца из африканского племени и вырастить и выучить его в развитой стране, то он станет полноценным членом этого общества, ничем не отличным от своих сограждан /кроме цвета кожи/. Мнение весьма распространенное, но, на мой взгляд, к папуасам не применимое. Наверное, можно выучить меланезийца из племени носить костюм и печатать на компьютере, но заниматься умственным или интеллектуальным трудом, он просто физически не сможет – нет у него этого. Для того, что бы интеллект у человека был, он должен иметь за плечами многие тысячи лет развития его расы, постоянно «шлифуя» свое серое вещество, эпоха за эпохой приобретая все новые и новые извилины.

Вот почему в повседневной городской жизни папуасы не в силах привыкнуть к современному ритму, постоянно демонстрируя свою неспособность быстро сообразить /или сообразить вообще/, чего от них хотят эти вечно недовольные белые. И, если, за несколько лет ежедневной практики аборигены все-таки могут научиться управлять автомобилем, то во всех сферах жизни, где участвуют товарно-денежные отношения, папуасы остаются на уровне натурального обмена. Ну, никак они не могут правильно сосчитать деньги, ни в банках, ни в магазинах, ни в ресторанах. При этом они легко могут ошибиться как в одну, так и в другую сторону. Каждый раз получение нами счета превращалось в настоящее шоу – кто кого обсчитает. Мы всегда «честно» заявляли об ошибке в счете, сделанной в большую сторону, никогда в прочем, не вспоминая о не включенном вине, пиве или телефонном переговоре.

Но настоящий аттракцион происходил в каждом отеле при получении check-out с оплатой наших завтраков. Министерство туризма ПНГ оплатила нам континентальный завтрак /16 кин/, состоящий из соков, фруктов и кофе с тостом. Конечно, такого завтрака молодым, сильным, измученным «Нарзаном» людям было явно недостаточно. И мы каждое утро заказывали себе полный английский завтрак, с яичницей с беконом и сосисками с фасолью, стоимостью 20 кин. Несложные подсчеты показывали, что каждый должен был при выезде из отеля заплатить, помимо прочего, разницу стоимости континентального и полного завтрака, помноженную на количество дней. Но не тут то было! Ни в одном отеле, ни одному администратору мы так и не смогли доказать, что должны платить не 20 кин, а 4 за каждый завтрак. Не смогла доказать это и сопровождающая нас Хелен – помощница министра туризма ПНГ, единственный адекватный человек. Кто-то из нас, в сердцах, оплачивал неправильный счет, делая всем остальным «медвежью услугу». При спорах, администратор показывала на него пальцем, говоря, что раз этот человек все оплатил, значит, счет в порядке, и она не понимает, почему мы не хотим поступить так же. Мы тут же набрасывались на коллегу, говоря, что надо быть полным идиотом, что бы идти на поводу у последователей культа карго, припоминая, как аборигены относились к подачкам ООН. И каждый раз наш неразрешимый спор заканчивался вызовом владельца отеля – белого, как правило, австралийца, который сразу же своей рукой исправлял счета в нужную /меньшую/ сторону, и инцидент был исчерпан. В общем, барин приедет, барин нас рассудит.

Разумеется, у владельца отеля было несомненное преимущество в устном счете перед папуасами /даже с калькуляторами/. Ну, как можно научить быстро и точно считать человека, находящегося по своему развитию на уровне ученика младших классов европейских школ, который недавно приехал из деревни, и деньги-то увидел первый раз здесь.

Поэтому, в сельской местности никто и не пристает к тебе на улице с принятым в колониальных или арабских странах «дай» или «купи». Поэтому и не требуют денег за фотографирование, а если сам предлагаешь, то очень удивляются, но деньги берут.

Но самое удивительное, что и местные девушки в двух единственных ночных клубах страны в Порт-Морсби, проводят время /и ночь/ с заезжими туристами совершенно бесплатно, что называется, за «красивые глаза», чего не было, пожалуй, ни в одной стране мира.

Страницы1

4,3/5 (10)

3 комментария

  1. Саша
    Саша 09 сентября

    Отличный рассказ
    Рассказ замечателен как по стилю изложения, так и по самой тематике. Фотографии тоже классные. Единственное, что не вполне понравилось - это его компоновка на сайте, все идет узкой полосой и поэтому надо излишне часто прокручивать текст. Но по большому счету это мелочь. Редко ставлю 10 баллов, ибо очень придирчив, привередлив и завистлив, но сейчас поставлю. Клянусь.

  2. Сергей
    Сергей 11 сентября

    Очень увлекательный рассказ
    Прочитал с удовольствием.

  3. Алена
    Алена 18 сентября

    спасибо за очень интересный раасказ
    Рассказ очень понравился. Я впервые узнала о этой далекой стране столько нового и интересного. Спасибо за интересный и содержательный рассказ.

Ваш комментарий

Достопримечательности Читать все