Во-первых, как метко его назвал Лев Лурье, историк и один из главных вдохновителей фестиваля, это «праздник без пафоса». Издание «КоммерсантЪ» отметило, что помня о напряженных отношениях Довлатова с властями, устроители праздника по принципиальным соображениям не пытались привлекать бюджетные средства. Сделав ставку на любовь горожан к писателю, организаторы не ошиблись – толпы людей на улице Рубинштейна и студенты в аудитории филфака собрались без пропагандистской поддержки. Выбор мест не был случаен: где же еще проводить праздник писателя, если не на улице где он жил и не там где собираются будущие и нынешние писатели?

Во-вторых, он был посвящен второй оттепели. “Оттепель” продлилась с начала отставки Н. Хрущева и до окончания так называемой “Пражской весны” в Чехословакии, когда советские войска подавили протест либерально настроенной части чешского общества. Довлатов в это время все еще питал надежды на то, что его произведения будут издаваться в СССР. Однако им не суждено было сбыться. После выступления на вечере в Доме писателей в 1968 году в ряд партийных организаций поступил донос от активистов комсомольской организации, сделавший дальнейшую его карьеру в родной стране невозможной. Дальнейшее творчество больше напоминало мытарства по советским издательствам. Известность к Довлатову пришла уже в эмиграции.

Этой осенью в аудиториях СПБГУ, Доме журналиста и на ул. Рубинштейна вспоминали навсегда ушедшую эпоху. Более простая, неформальная обстановка царила во дворе дома писателя, в академических залах проводились интересные встречи, животрепещущие обсуждения, литературные чтения. Среди почетных гостей - Лев Лурье, Татьяна Толстая, Владимир Войнович. Последний в своем интервью Фонтанке провел параллели между недавними обвинениями против Кирилла Серебрякова и арестами Синявского и Даниэля. Основная мысль его послания заключалась в том, что вмешательство государства в художественную деятельность всегда неуместно в по-настоящему гражданском обществе.

Актуальность поднятых тем можно оценить благодаря высокой “явке” студентов на встречу с Т. Толстой, А. Арьевым и Л. Лурье: пришло более 800 человек тех, кого принято считать бездумным поколением смартфонов и соц. сетей. Впрочем, некоторые моменты были просто о творчестве писателя: Императорский фарфоровый завод презентовал подарочный “чемодан”, который состоял из кружки с иллюстрацией А. Флоренского и записи чтений М. Виторгана рассказов Довлатова. Этот набор был продан на благотворительном аукционе “Демарш энтузиастов.

На аукционе продавали фотографии Сергея Довлатова снятые Марком Серманом и Ниной Аловерт. Серман и Аловерт – фотографы и друзья Довлатова по работе в газете «Новый Американец». Мастер возглавлял этот еженедельник выходивший в США для русскоязычной аудитории в течении нескольких лет и их связывают многочисленные общие воспоминания. Собранные средства поступили фонду AdVita и позволили оплатить самые первоочередные счета для подопечных фонда, онкологических больных. Отметим, что и Аловерт и Серман участвовали и в первом праздновании «Дня Д» в 2016г (тогда они впервые стали постояльцами «довлатовского» отеля «Заповедник» на Рубинштейна 23). Их бескорыстная помощь организаторам фестиваля вызывает уважение у всех неравнодушных к творчеству Довлатова людей.

Во дворе того же знаменитого дома с отелем, где когда-то Довлатова можно было встретить в тапочках, когда он гулял со свой собакой «Глашей» вспомнили и эти живые моменты. В дворе дома на Рубинштейна даже прошел парад фокстерьеров.

Не обошли стороной и алкогольную тему в творчестве и биографии Довлатова. Талантливые люди никогда не бывают идеальными. Но “День Д” постарался преподнести в позитивном ключе все аспекты личности Довлатова, включая его борьбу с собственным алкоголизмом. По иронии, улицу Рубинштейна сейчас называют “самой пьющей” благодаря обилию баров и ресторанов. Они тоже поддержали фестиваль, введя “льготные” шоты для его посетителей и участников, которые можно было получить по паролю “Пью за Довлатова!” А бар ORTHODOX перед закрытием фестиваля провел несколько мастер-классов по приготовлению крепких коктейлей довлатовского времени с типичной для него закуской: черемшой и солеными огурцами.