Что мы знаем о Марокко, кроме того, что там растут апельсины? До недавнего времени я знала только этот факт. Потом получилось так, что постепенно к нему добавились другие – в общем-то мелкие и разрозненные. Например – там находится загадочный город Марракеш. При этом названии мне представлялись какие-то восточные орнаменты и колоритные дедушки в длинных одеждах. Почему то откуда-то всплывало название «Красный город». Потом вдруг выяснилось, что в Марокко есть курортный городок Агадир, а в Агадире – прекрасные отели, где купаются и загорают чуть ли не круглый год на берегу Атлантики. Потом где-то случайно прочиталось, что там, оказывается, есть еще и горы, а в горах – даже лыжные курорты – это в Африке то! Потом случайно встретилась фотография, на которой изображены огромные чаны с красками – оказывается в городе Фес уже столетия существует мануфактура красильщиков, которые работают с кожами, причем эти кожи считаются одними из самых прочных в мире. А на закуску вдруг выяснилось, что в Марокко есть Касабланка. Это слово и было решающим фактором в вопросе: ехать или не ехать в Марокко. Касабланка казалась чем-то невероятно романтичным, какой то смесью из Рио-де-Жанейро и Акапулько. При звуке этого слова слышались целых две песни (Касабланка-Касабланкаааа), виделись миллионеры на яхтах и женщины в полосато-синих платьях. Все это так не вязалось с дедушками в длинных одеждах и востоком, что было решено: это надо видеть самим.

В Марокко мы пробыли неделю, проехав половину этой удивительной страны за рулем арендованного автомобиля. Об этом путешествии – мой рассказ. Забегая вперед, скажу: наших там нет! Когда мы планировали поездку, это не казалось какой то особенной экзотикой. Ну, арабская страна, ну, в Африке – так Египет тоже в Африке и арабский. В турагентстве тоже не особенно удивились, услышав наши пожелания. Несколько круглыми глазами смотрели на нас в Москве на Горбушке, где мы пытались купить карту Марокко для GPS-навигатора. Карт не было. Совсем. Довершили картину книжные магазины Москвы, где с большим трудом после продолжительных поисков была найдена одна-единственная книжка за 1400 рублей! Дома мы как-то не очень озаботились скачиванием информации из Интернета, по причине банального отсутствия времени. Кроме того, мы считали, что без проблем купим в Москве путеводитель. Мы ошибались. Но не жалеем нисколько, более того – это путешествие подарило одни из самых ярких воспоминаний.

Начало.

В Касабланку мы прилетели утром 23 марта 2008 года рейсом авиакомпании Иберия через Мадрид. Прямых рейсов из Москвы в Марокко нет, кроме летнего чартера в Агадир. Мы сознательно выбрали не летнее время путешествия, так как искали не пляжный отдых, а интересные места и впечатления. Комфортная температура очень была для нас очень важна. В марте в Марокко оказалось местами прохладно, местами тепло, но нигде не было изнуряющей жары и палящего солнца.

Мы знали, что Марокко являлось французской колонией, поэтому французский там – второй государственный язык. По-французски говорят абсолютно все, включая детей и берберов из отдаленных деревень. Скудные интернетовские рассказы предупреждали о том, что по-английски там не говорит никто. Исходя из этих ужасов, мы попросили агентство организовать встречу с самолета англоговорящим гидом, чтобы задать вопросы о стране и освоиться. Это было полезно, но не обязательно. Как показала практика – в Марокко, как и везде в мире, по-английски говорят многие. Даже в деревнях.

На подлете к Касабланке самолет сильно потрясло – ветерок с Атлантики дует круглый год. Первым человеком, которого мы увидели в аэропорту, был колоритный дед в длинной коричневой одежде (потом мы узнали, что она называется «джеляба», а носят ее и мужчины, и женщины). На голове у деда был не менее колоритный головной убор, называемый «орофатка». Аэропорт Мохаммеда Пятого (в Марокко все более или менее крупные объекты бывают либо Хасана Второго, либо Мохаммеда Пятого – это два прошлых короля), вопреки рассказам, размерами не поразил. Обыкновенный средний аэропорт.

Самым первым важным вопросом, который надо было решить прямо в аэропорту, была аренда машины. Мы планировали путешествовать на автомобиле, поэтому забронировать автомобиль хотелось как можно раньше, чтобы потом не дергаться и не переживать. В уже знакомом по аренде автомобилей в Испании офисе международной фирмы «Европкар», нас встретил улыбчивый молодой человек по имени Мустафа. Он единственный, из менеджеров подобных фирм, более или менее сносно говорил по-английски, и смог внятно ответить на все наши вопросы. Мы были в шоке от цены. Мустафа требовал в день 50 евро. До этого мы арендовали машину того же класса А за 50 евро в день в Испании. Нам казалось, что в Марокко все должно быть намного дешевле. Дешевле не было. У Мустафы была самая низкая цена. Другие международные фирмы просили и 60, и 70, и 80 евро! За такой же автомобиль. Более того, таких автомобилей либо не было в наличии, либо надо было ехать в центральный офис. Обращаться к местным фирмам не хотелось по причине множества рассказов об отсутствии страховок, обманов при оплате карточками и так далее. Оставался Мустафа. У Мустафы была свободная машина. За 50 евро. У Мустафы была масса других преимуществ. Он говорил по-английски и был даже согласен подать автомобиль прямо к отелю. Он дал визитку со своим сотовым телефоном. Он дал подробную консультацию о том, как водить автомобиль в Марокко. Звучало это примерно так:

- Мустафа, скажите, а трудно припарковать автомобиль в городах Марокко?
- Неее, не трудно! Легко! Там везде есть паркинг мэн. Один дирхам. Он помогать парковаться. Один дирхам и паркинг. Ноу проблем.
- Понятно. Мустафа, а водить автомобиль трудно? Машин много? Пробки есть?
- Неее, не трудно! Легко! В Касабланке ездить легко («Касабланка изи драйв»). Сел да поехал. Ноу проблем.
- А страховка на автомобиль полная?
- Да, конечно, полная страховка, все документы.
- А пробег ограничен?
- Нет, в эту стоимость входит безлимитный пробег.
- А полицейские в Марокко строгие?
- Да неет, не строгие. К туристам очень хорошо относятся. Не переживайте, я вам машину к отелю подгоню. Давайте кредитку и права.

Кредитку мы не дали. Нам хотелось сначала своими глазами посмотреть на «изи драйв» и «паркинг мэнов». Поэтому, взяв визитку Мустафы, мы отбыли в отель.

Всю дорогу до отеля и следующие два дня до момента встречи с автомобилем, мы думали, в чем же подвох. Что окажется не так в аренде машины дешевле чем у всех, с подачей в отель? При том, что ни у кого машин по более высокой цене нет, а у Мустафы – есть! Но об этом – позже.

Касабланка.

Было воскресенье. Женщин в полосато-синих платьях и миллионеров на яхтах не было. Были деды в джелябах, женщины в джелябах и дети в джелябах. Была Ингрид Бергман на плакате с рекламой фильма «Касабланка», которую крутят в местном кинотеатре, видимо годы подряд. Была я в джинсах. Набережная возле местной достопримечательности – мечети Хасана Второго (которую построил, конечно же, Мохаммед Пятый) пестрела разноцветными джелябами. Розовыми, голубыми, черными, белыми, коричневыми, оранжевыми… Так были одеты 95% женщин и 50% мужчин. Почти все женщины покрывали голову шалью. Это настолько не вписывалось во все представления о Касабланке, как о типично европейском мегаполисе с населением в три миллиона человек, что я растерялась. Мне было некомфортно в моих джинсах в обтяжку среди удивительно красивых женщин в длинных разноцветных одеждах. Это была просто выставка джеляб. Подиум. Каждая была одета со вкусом и очень красиво. Они подбирали цвет шали к брюкам, или отделку джелябы к туфлям. Они подбирали цвета своей одежды к цветам одежды ребенка или подруги. Это было очень красиво. Потом я увидела девушку с длинными развевающимися волосами в черной вышитой джелябе. Это было еще красивее. Я захотела джелябу сейчас, немедленно, срочно! Узнав, что вход в мечеть Хасана Второго немусульманам разрешен только в определенные часы, мы пошли в Медину.

Медина – это старый центр города, расположенный за крепостной стеной. Медина есть в любом восточном городе. За стеной вы найдете мечеть, площадь, старые жилые дома, узкие улицы и огромное количество торговцев. Торгуют все. В каждом доме. Торгуют сувенирами, изделиями собственного производства, традиционной одеждой, традиционными сладостями, а еще – китайскими футболками и резиновыми тапками. Сколько же резиновых тапок производят китайцы, что их хватает даже Касабланке?

Джелябу мы, конечно же, купили. В ней оказалось очень уютно и комфортно. С океана всегда дует ветер, а джеляба очень хорошо от него защищала. Досталась она мне после продолжительного торга, который состоялся у Алексея с дородной хозяйкой магазина. В итоге цена была снижена практически вполовину. Хозяйка сокрушаясь, охая и ахая, что совершенно не сочеталось с довольным лицом, завернула покупку, а я радостно натянула ее, выйдя на улицу. Остаток дня я была совершенно счастлива и намеревалась не снимать обновку до конца поездки.

Назавтра был понедельник. Я надела джелябу, и мы пошли в город. Как же я ошибалась! Теперь в джелябе была я одна! Остальные женщины были в брючных костюмах и джинсах! Куда делись традиционные одежды и шали? От подиума на набережной не осталось и следа, Касабланка стала той самой европейской столицей, о которой пишут книжки. Так мы начали понимать что «город контрастов» - это правда.

Действительно, контрасты во всем. Вот едет, загрязняя воздух черным дымом, раздолбанная колымага, которой, по-хорошему, место – под прессом. А вот следом – шикарный джип. Вот бежит попрошайка и клянчит денег. А вот идет респектабельный молодой человек в костюме и разговаривает по-французски по сотовому телефону. Вот шикарный ресторан – а вот грязная забегаловка. Вот роскошные отели – а вот бедные кварталы.

Воплощение контрастов – таксисты. Они ездят на одинаковых маленьких стареньких красненьких машинках. Машинки отличаются только степенью раздолбанности от «ниже среднего» до «выше среднего» и количеством грязи в салоне (те же градации). Но сами таксисты – совершенно разные! Общение с таксистами в Касабланке – это отдельная тема. Мы даже вывели своеобразную статистику, которая нас ни разу не обманула. Статистика такая: «каждый второй таксист – сволочь и обманщик». Именно через одного, с пугающей регулярностью, попадались и обманщики, и полные им противоположности – интересные, разговорчивые, доброжелательные люди.

Особенно запомнились двое (по одному из каждой категории). Первый встретился нам в первый же наш вечер в Касабланке. Мы попросили отвезти нас на площадь Мохаммеда Пятого (к слову, в Касабланке есть еще улица, бульвар и авеню этого же Мохаммеда. Подозреваю, что есть и еще какие-нибудь объекты с таким же именем, о которых мне неизвестно). Таксист сообщил, что всего за 25 евро он покатает нас по Касабланке один час, разрешит остановиться и сфотографироваться в красивых местах, а так же расскажет что-то интересное! Это бешеная цена для Касабланки, где можно ездить на такси час и заплатить всего около 60 дирхамов по счетчику (1 евро = 11 дирхамов). Зная цены, мы сразу же отказались. Мы точно знали, что искомая площадь находится недалеко, и по счетчику выйдет от силы 10 дирхамов. Надо было сразу выходить из машины, но почему-то мы остались. Последовал долгий торг с таксистом. Он был согласен на 15 евро, но было поздно, темно, кататься не хотелось, кроме того, даже 15 евро – это все равно дорого! Мы отказались. Сказали что нам нужна площадь Мохаммеда Пятого и мы платим за это 10 дирхамов. Либо уходим. Он согласился.

И катал нас, наверное, час. Кругами. По всей Касабланке. При этом он утверждал, что мы движемся к нужной площади, но у меня складывалось стойкое ощущение, что мы движемся к ней по спирали. Он пытался честно отрабатывать экскурсию, рассказывая различные занимательные факты про те или иные здания. Мы несколько раз говорили, что хотим на площадь как можно быстрее. Он обещал, что площадь будет через пять минут и снова куда-то сворачивал… Когда за очередным поворотом площадь не появилась – Алексей попросил остановить машину. Встал вопрос о деньгах. Вообще то мы учитывали его заслуги – он действительно показал нам в итоге город, и мы получили краткое представление о том, что где находится, и что стоит посмотреть. Проблема была в том, что его об этом не просили. Мы были согласны заплатить больше чем 10 дирхамов. Возможно 30, или даже 50, если бы он был разумным человеком. Но он потребовал 25 евро! При том, что ему двадцать раз сообщили о том, что данная услуга нам не нужна, и у нас нет времени! За это он был наказан платой в 10 дирхамов – как и было оговорено изначально. Потом я прочитала в книжке, что такими незаконными экскурсиями иногда разводят туристов на деньги, а вообще-то в Марокко имеют право проводить экскурсии только специально лицензированные гиды. У парня определенно возникли бы проблемы, позови мы полицейского. Такая вот история.

Второй запомнившийся таксист был из другой категории. Это был дедушка, которого мы наняли, чтобы доехать до пресловутой мечети Хасана Второго, которую построил Мохаммед Пятый. Как назло, у нас кончились мелкие дирхамы, и мы предложили ему взять плату в евро. До этого спрашивали у гида, возможно ли в Марокко рассчитываться в евро, получили ответ, что да, без проблем. Оказалось, что без проблем можно рассчитаться бумажными деньгами, их берут на обмен в банках. Монетки же в 1 евро не обменивают, так что для таксиста это бесполезная железка. Тем не менее, дед согласился нас отвезти. Оказалось, что он говорит по-русски! Сложилось такое впечатление, что ему просто хотелось поговорить. Россия, по его версии, укладывается в три слова (путин-водка-коммунизм). Сообщил что «капитализм плохо коммунизм хорошо». Видимо слухи о крахе коммунизма в России до Касабланки пока не дошли. Сказал что русских тут мало. Что у него дети. Рассказал массу каких то обрывочных сведений о городе (связывать слова в предложения он не умел, так что получалось не очень понятно). Кроме русского, дед знал родные арабский и французский, хорошо английский, плохо русский, и немного испанский! Расчувствовавшись, и устыдившись невольно получившейся бесплатной езды, я вытащила из кошелька бумажку в 10 рублей и отдала ему «русский сувенир». Радости не было предела.

Я больше рассказываю о людях, чем о зданиях. Мне интереснее их жизнь, чем каменные строения. Для Касабланки это справедливо вдвойне. Достопримечательностей здесь одна – все та же мечеть. Красивое здание на берегу океана с башней-минаретом высотой почти 200 метров. Она огромная, очень красивая, богато украшенная, но какая-то… неживая. Возможно потому, что нам удалось туда зайти, как и всем немусульманам, в определенное время и за деньги, в составе какой то европейской группы туристов… Мечеть надо посмотреть, но зацикливаться не стоит. Все что происходит на улице – намного интереснее.

В Касабланке есть и все то, что должно быть в курортном городе, но я не увидела там ничего выдающегося. Отели – обыкновенные, такие же, как везде. Муниципальный пляж – выделяется только наличием большого красивого камня на песке, в остальном обыкновенный пляж. То же самое можно сказать и про набережную, и про рестораны, и про остальные атрибуты курортной зоны. Все пристойно – но не более. И все-таки это неповторимый город. Он с одной стороны – туристический, но складывается ощущение, что туристы особенно никого не волнуют. Есть они – хорошо. Вдруг исчезнут разом – ну что ж, и без них неплохо. Так же будут ходить по Медине тетеньки в джелябах, не слишком расстроятся таксисты, которые охотно возят местных. Разве что владельцам десятка отелей придется туговато. Именно поэтому Касабланка производит впечатление не искусственно-прилизанного для туристов, а живого и настоящего, ничем не приукрашенного города, который радуется своей приятной и не очень жизни.

Подошло время нашего отъезда из Касабланки. В оговоренное время в отель подошел человек от Мустафы и сообщил, что карета подана. Оказалось, что надо прогуляться примерно 50 метров от отеля. Там, в современном здании, располагался городской офис европкара. Все еще ожидая подвоха, мы задали сотрудникам все те же вопросы: насчет страховки, пробега и цены. Изменений не наблюдалось. Мы внимательно прочитали договор на французском. (Предварительно из Интернета скачали русско-французский словарь для КПК.) Воспользовавшись переводчиком, перевели некоторые пункты. Все было верно. Подписали договор, получили ключи и пошли к машине.

Здесь то и выяснилось, где был подвох. Подвох был в машине. Это был симпатичный беленький фиатик в комплектации времен второй мировой войны. Он был абсолютно деревянный. Вернее железно-пластмассовый. У него были колеса, руль, педали, мотор, рычаг переключения скоростей, спидометр, датчик топлива, печка и другие нужные вещи. Излишествами типа тахометров, датчиков температуры, гидроусилителя руля, подушек безопасности, тканевых вставок на дверях, регулировки сидений, кондиционера, магнитолы, стеклоподъемников и прочих радостей жизни, производители не заморачивались. Ничего этого в машине не было! Даже багажник открывался не рычажком в салоне, а непосредственно ключом! Мы были в легком шоке. Вообще, Марокко - это такая страна, где состояние легкого шока испытываешь почти постоянно…. В Испании за такие же деньги мы имели приличный автомобиль, укомплектованный всем перечисленным, а так же USB разъемом в бардачке. Здесь же получили в пользование агрегат, управление которым на незнакомых улицах рисовалось с большим вопросительным знаком. Я не умею ездить без тахометра. Я не понимаю, уже пора переключать или нет? Я не привыкла к отсутствию гидроусилителя! Я не знала, что повернуть руль, стоя на месте – практически невозможно! То же самое относится и к Алексею: мы ездим на нормальных японских машинах, и это чудо техники удивило нас до глубины души. Но основная особенность данного автомобиля заключалась не в этом. Он был абсолютно, полностью, до неприличия новым! На спидометре значился пробег в 9 километров. Вы скажете «отмотали» - а нет! Спидометр – единственное современное устройство в машине – был электронным. В бардачке лежали документы. Автомобиль был куплен позавчера! Был произведен тщательный осмотр машины на предмет царапин, сколов и прочих последствий эксплуатации. Их не было! На сиденьях был замечен не до конца снятый полиэтилен… Переглянувшись, мы двинулись в путь. С этого момента в машине прочно поселились фразы «куда прешь, козел» и «поворачивай!!!», причем первая их них – далеко не самая жесткая в нашем лексиконе.

Особенности марокканского национального вождения

Сказав «Касабланка изи драйв», Мустафа, безусловно, погорячился. Конечно, ездить в Касабланке проще, чем в Марракеше. Потому что ездить в Марракеше почти невозможно. Правила дорожного движения в стране существуют, они такие же, как наши. Но лучше о них не думать, а просто смотреть в оба.

На улицу, которая ведет к отелю, мы попали с третьего раза. Два раза натыкались на «кирпич» - многие улицы односторонние. Причем второй раз «кирпича» не заметили, но на него нам любезно указал полицейский. И даже объяснил, как правильно проехать. В дальнейшем мы все время использовали полицейских, как представителей бесплатной справочной службы. Ни разу нам не отказали в просьбе указать дорогу из города на трассу, а так же помогали ориентироваться в городах.

Дороги Марокко очень похожи на дороги Читинской области, при одном условии: с дорог надо убрать все, что не является автомобилями. В Марокко на достаточно узкой федеральной трассе, которая, как и у нас, как правило, проходит по центру деревень, вы можете увидеть знак с ограничением скорости, например, 20 км/ч. А за знаком по узкой дороге, в одном направлении, достаточно организованно могут двигаться: десяток одинаково древних Мерседесов почему-то одинакового цвета, парочка роскошных автомобилей, несколько навьюченных осликов с дедами рядом или верхом, грузовики, мотоциклисты, фура, велосипедисты, дети в колясках с мамашами в джелябах, два бензовоза, мальчик на лошади и русские туристы на абсолютно новом Фиате. Нам подобная картина открылась однажды в темное время суток, и мы были приятно удивлены отсутствием у половины этой теплой компании габаритных огней. Логично, ослу на хвост габариты не повесишь. Надо ли упоминать о том, что другие движущиеся объекты, например старинные грузовики, сияют огнями, как новогодние елки. Кстати, встречная полоса представляет собой не менее красочное зрелище, с той разницей что далеко не все водители утруждают себя переключением дальнего света на ближний… В общем, если вдруг вы решите покататься по этой удивительной стране на машине – не надо ездить ночью. Нервы дороже.

Между прочим, древние Мерседесы – это основные участники марокканского движения. Теперь мы знаем, где ездит вся та рухлядь, которая лет 30 назад ездила по дорогам Европы. У моего мужа давным-давно был отцовский Москвич 1977 года выпуска. Так вот, он был явно новее тех колымаг, которые в Марокко исчисляются, наверное, сотнями тысяч. Иногда возникает ощущение, что какая то большая европейская организация давным-давно отправила сюда целый автопарк абсолютно одинаковых автомобилей. Одинаковый цвет (встречается грязно-белый, грязно-бежевый и грязно-голубой), одинаковая модель, одна степень разбитости, одинаково черный дым. Может быть, в те годы промышленность выпускала машины трех цветов?

Все эти колоритные участники движения встречаются, в том числе, и на трассах с ограничением скорости 100 км/ч, только их меньше. Причем велосипедистов совсем не волнует факт наличия на дороге автомобилей. Они уверены, что их всегда пропустят. Поэтому нам встретились, например две девушки, которые передвигались на двух велосипедах посередине проезжей части, не торопясь и держась за руки. Был парень, который на ходу доставал из кармана какой-то листочек и пытался его читать. Однажды мы выбрались на единственный в Марокко платный автобан. Он отличается от обычной дороги ограничением скорости 120 км/ч, двумя рядами в каждом направлении и ограждениями. Очень скоро нам встретился пацан, который перебрасывал через ограждение велосипед, явно намереваясь прокатиться на нем по автобану. Все это совершенно в порядке вещей, так что к этому надо сразу привыкать.

Отдельно хочется рассказать о передвижении в Медине Марракеша. Вообще то, в наши планы езда по Медине не входила. Мы собирались найти отельчик где-нибудь на крупной улице, имеющей удобный выезд на трассу. Но, после въезда в город, главная трасса очень быстро привела нас к стенам Медины, где мы и остановились, включив аварийку, и намереваясь изучить карту. Мгновенно возник человек на мотоцикле, который за небольшую плату в 10 дирхамов вызвался проводить нас через лабиринт узких улочек Медины к отелю. Проживание в Медине сулило одно большое преимущество: отсутствие снующих под окном автомобилей. Наблюдение за уличным движением заставляло думать о том, что спать на крупной улице, наверное, хуже, чем на взлетной полосе. Все-таки по взлетной полосе ослы не ходят. Поэтому мы согласились воспользоваться предложенной услугой, и поехали за мотоциклистом. Через две минуты я поняла, что в зеркала заднего вида лучше не смотреть, и вообще не думать о том, что там, сзади происходит. Потому что там – сотня велосипедов, мотоциклов, несколько такси, все те же ослы и пешеходы… И, в отличие от движения по трассе со скоростью 20 км/ч, здесь все двигаются довольно быстро и совсем не организованно. Прямо сказать – ездят, как хотят и куда хотят. При этом такая же картина наблюдается и впереди. Пока бросаешь быстрый взгляд в зеркало, ситуация перед автомобилем меняется кардинальным образом. Задача может быть только одна: стараться соблюсти среднюю скорость потока и при этом, желательно, никого не задавить. В качестве апофеоза на дороге вдруг возникла довольно большая группа школьников, которые совершенно не обращали внимания на то, что на дороге есть еще и машины. Они просто радостно куда-то шагали прямо по проезжей части. Совершенно неудивительно, что одна марокканка, впервые сев за руль, нечаянно въехала в толпу и передавила разом 20 человек. Вообще непонятно, как там передвигаются неопытные водители, только что получившие права.

Возле отеля мотоциклист показал нам подземный гараж, который, якобы, принадлежал отелю. В гараже было ужасно грязно и стоял один полуразобранный автомобиль. Мы старались не думать о том, что нашу машину тоже к утру разберут. Нам рассказывали, Марокко – безопасная страна, здесь редко воруют, и вообще, совершают какие то противоправные действия. Слава богу, утром с машиной все было нормально.

Еще одна яркая деталь – парковка, о которой так радужно рассказывал Мустафа. Мы познакомились с этим феноменом в Эс-Суэйре. Действительно, на парковке обнаружился бойкий «паркинг мэн». Он размахивал руками, спрашивал «паркинг?» и требовал дирхам. Что ж, паркинг так паркинг, показывай куда встать. Мэн показал нам место. Машина туда не поместилась бы, даже если пытаться поставить ее сверху с помощью крана. Заехать было невозможно тем более. Парковщик махнул рукой, появились ребята. Один из них взял стоящий рядом Мерседес за бампер и… аккуратненько подвинул его назад. Но места все равно было мало. Парень подвинул мерс еще. Мерс воткнулся в следующую машину. Следующая – в третью.. Легким движением руки все три машины были отодвинуты на нужное расстояние. Сообразив, что нашу машину будут двигать точно так же, а нам потом придется платить за повреждения, я шепнула мужу: «затяни ручник!» Но мое коварство было замечено парковщиком… Рассудив, что машина железная, а бампера у нас резиновые, ручник мы оставили не затянутым. Обошлось без жертв.

Пейзажи Марокко

В качестве компенсации за моральный вред, дороги Марокко предлагают вам насладиться совершенно фантастическими пейзажами, которые часто меняются. Выехав из Касабланки, мы двинулись по берегу океана в сторону бело-голубого города Эс-Суэйры. Справа мы все время видели океан, слева – деревни и поля.

Всю дорогу по левой стороне дороги нас сопровождали аккуратные заборчики из камней, которые ограждали поля. Мы долго не могли понять: зачем и почему их строят. Диких коз, или других животных не наблюдалось. Наконец была выработана правдоподобная версия: земля в этих местах очень каменистая, и чтобы ее обрабатывать, надо выбрать камни. А куда их складывать? Камней очень много, и вывозить их куда-то дорого и нелогично. Значит надо сложить из них забор: и камни убраны, и ограждение получилось. Я не знаю, сколько в Марокко километров этих заборчиков. На протяжении 400 километров заборчики не исчезали. Они отделяли поля друг от друга, были построены по периметру полей, вокруг домов, вдоль дороги… Наверное, общая длина заборчиков больше длины великой китайской стены, и марокканцам стоит подать заявку в книгу рекордов Гиннеса. «Великий марокканский заборчик» - чем не чудо света?

Справа открывался величественный вид на океан. Иногда берег представлял собой обрыв удивительной красоты, иногда прямо к берегу подходили песчаные дюны. Это удивительное зрелище – пустыня и океан рядом. Иногда на берегу мы видели дом. Нет деревни, нет города – просто один дом. И в нем явно живут.

Иногда мы видели отдельные дома просто возле дороги. Нам было удивительно на это смотреть – мы ведь привыкли жить в населенном пункте. Пусть это не город – но хотя бы деревня. Марокканцы, судя по всему, не страдают подобными предрассудками. Построил дом – и живет. Подумаешь – до деревни, и вообще до ближайшего соседа – пара километров! Зато земли кругом много!

Нас удивили дети. Представляете: трасса, машины, пустой участок дороги. И вдруг – группа детей в возрасте примерно от 6 до 10 лет. Они явно идут из школы. Весело переговариваются, и вообще радуются жизни. Они ходят здесь каждый день. Все бы ничего, но до ближайшей деревни, куда могли идти дети, было километров пять. Когда была прошлая деревня, где могла бы быть школа – мы не помнили… Учатся все. Даже в берберских поселениях в горах дети ходят в школу.

В один из дней мы решили поехать на 200 км к югу от Марракеша посмотреть одно интересное место, о котором я расскажу чуть позже. 200 км мы ехали больше пяти часов. Оказалось, что дорога проходит через высокие горы: это горная цепь Высокий Атлас. Мы менялись за рулем через день, и почему-то, самые «веселые» участки доставались мне. Вот и в этот раз, вместо того, чтобы наслаждаться пейзажем, мне приходилось крутить баранку. Я поняла смысл слов «крепче за баранку держись шофер». Дома, за рулем хорошей иномарки, думалось: чего за нее особенно крепко держаться? Вот же она, крутится легко, из рук не рвется… В отсутствии гидроусилителя, да на горной дороге, оказалось: держаться надо действительно крепко, иначе и улететь в пропасть недолго. К концу дороги рулить было откровенно больно: на руках появились трудовые мозоли! А за окном были горы: высокие снежные пики, террасы, покрытые зеленой травой, красная земля, деревни с красными домами, желтые цветы и синие водопады. И небо! До невозможности синее небо над белым снегом, красной землей и зеленой травой.

Мальчишки продавали на дороге камни. Ты выезжаешь из-за поворота, а на дороге стоит мальчик. Он разводит в стороны руки, и вдруг ты видишь сияние! Это кристаллы кварца, которые местные жители ищут в горах. С виду камень ничем не примечательный, обычный булыжник. Его надо расколоть пополам. Внутри он пустой, а внутренние стенки покрыты блестящими кристаллами. Предприимчивые берберы красят их разноцветными красками и продают. Нам говорили, что крашеные камни – плохие, надо покупать натуральный цвет… Но крашеные – красивее. Видя их в первый раз, просто испытываешь шок от этой красоты. Мы купили крашеный. Мы решили, что красить камни – это ведь тоже вид искусства. Люди постарались сделать прекрасное творение природы еще прекраснее – почему бы и нет! Между прочим, камни не дешевые! Мы купили очень небольшой экземпляр за сто дирхамов (около 350 рублей), после долгого торга. Большие камни с крупными кристаллами тянут на 500 дирхамов! Но и поиск и обработка этих камней – тяжелый физический труд. Кроме того, продажа камней и сувениров – чуть ли не единственный источник дохода жителей этих мест.

По дороге мы встретили мужчину, который воспользовался нашей остановкой, и попросил нас подвезти его до дома. На неплохом английском он объяснил, что он бербер, зовут его Мустафа (двоих знакомых мне марокканцев зовут Мустафа, другие имена нам не попадались), он совершенно не опасен, он очень добрый, и ехать ему всего 7 километров. Мустафа не производил впечатления террориста, кроме того, нам неоднократно говорили, что ничего опасного для туристов в Марокко нет. Никто не жаждет нас ограбить, побить или отобрать машину. Поэтому мы согласились подвезти бербера. По дороге Мустафа рассказал, что он живет в горах на высоте 2200 метров, и примерно на этой же высоте мы находимся сейчас. Снег лежит в горах выше 2500 метров.

Там где мы находились в тот момент, было ощутимо прохладно, но до минусовой температуры все-таки было еще очень далеко! Поэтому снег так и остался для меня загадкой. Мы видели этот снег. Казалось, что он лежит где-то очень близко, можно сбегать и потрогать рукой… Но «сбегать» мы не рискнули. Читали, что на самом деле эти горы довольно опасны, и восхождения на них совершают по проложенным тропам достаточно подготовленные люди. Затея «сбегать посмотреть снег» была снята с повестки дня почти без обсуждения. Наверное, все-таки впечатление близости – обманчивое.

Еще Мустафа рассказал нам, что у него в этих горах свой бизнес: он добывает камни. Кто бы мог подумать! Кроме камней, Мустафа торговал горшками для приготовления местного кушанья «тажин», всякими безделушками и коврами берберской работы. Надо отметить, что все дорого. Например, цена за небольшой ковер стартует в районе 3000 дирхамов. Тысяча долларов за коврик – как вам?

По приезду на место, радушный бербер позвал нас к себе домой пить чай: благодарить деньгами не принято, да мы бы и не взяли. Времени было мало, но любопытство взяло верх: пить чай мы пошли. Дома нас встретили детишки Мустафы: шестилетняя девочка и мальчик 3-4 лет. Они очень стеснялись, но явно были рады гостям. Снова пошли в ход «русские сувениры» - монетки из кошелька. Дом у Мустафы большой. Но по нашим меркам – так жить нельзя. В доме есть телевизор, холодильник, плитка… Дети прилично одеты. Может быть, у них так принято – не красить стены, я не знаю. Но какая то отделка, даже самая примитивная побелка, в доме отсутствует совсем.

Алексей пошел смотреть, как Мустафа кипятит чай. Я с самого начала знала, что затея идти пить чай к кому-то домой – весьма авантюрная и рискованная. Дело в том, что ситуация с водой в Марокко весьма неблагополучна. Встречается холера. Настоятельно рекомендуется пить только воду из бутылок. Естественно, Мустафа не стал бы поить нас бутилированной водой… Вернувшись, Алексей сообщил, что «чай кипит, все нормально». Я не стала ему сообщать, что холерный вибрион уничтожается только через 20 минут кипячения. Сочла, что если человек ежедневно поит этой водой детей, наверное, и мы останемся живы. Вообще-то в Марокко традиционным является зеленый чай с добавлением большого количества мяты и сахара. Но Мустафа угощал нас другим чаем. Он показывал траву и объяснял, что она растет в горах и очень хороша «для живота». Особенных отличий на вкус я не заметила. Но мысль о том, что я сижу неизвестно где, пью чай из неизвестной воды с неизвестной травой, признаться, добавляла адреналина. Живы мы, как видите, остались, даже животы не болели.

Вскоре вернулась из школы старшая девочка. Ей не больше 10 лет, но она уже покрывает голову черной шалью, а когда подрастет, возможно, закроет и лицо, хотя в Марокко это не обязательно. Вообще, в Марокко у меня появились нетрадиционные предположения о том, зачем женщины закрывают лица. Ведь любой обычай имеет под собой, кроме религиозной, еще и практическую основу. Палящее солнце иссушает и быстро старит кожу, а ткань задерживает лучи и позволяет коже дольше оставаться молодой. Еще одна причина – зубы берберов не назовешь красивыми. Я не знаю, чего не хватает в их еде, возможно – каких то витаминов или микроэлементов. Но у шестилетней дочки Мустафы зубки уже покрыты черными пятнами и начинают разрушаться. Перед зубами самого Мустафы медицина, я думаю, бессильна…

Интересно общаться с людьми, которые явно доброжелательно настроены, не зная языка. Каким-то образом умудряешься все объяснить: на пальцах, жестами, на английском, иногда даже по-русски – и потом беседа вспоминается как вполне связная, содержательная и интересная! Мустафа звал нас пить чай и на обратном пути. «Заезжайте снова, когда поедете обратно, я буду рад!» Но мы не стали злоупотреблять гостеприимством.

На горной дороге много ресторанчиков с названиями типа «панорамик» и тому подобными. Конечно же, мы не устояли перед соблазном остановиться в одном из них, расположенном в особенно красивом месте. В ресторанчике подавали традиционные марокканские блюда – тажин и кус-кус. Тажин – это мясо, курица или рыба, которые долго тушатся в специальном плоском глиняном горшочке с добавлением изюма, чернослива, маринованного лука, оливок и большим количеством разнообразных специй. Самый вкусный тажин из съеденных в Марокко был рыбный: тушеная рыба, вокруг чернослив, оливки, сладкий лук, а сама рыба щедро посыпана корицей! Звучит диковато, но очень вкусно! Тажин в ресторанчике «панорамик» был не такой великолепный, но тоже вполне пристойный. Но самым веселым был свежевыжатый апельсиновый сок.

Вообще, в Марокко апельсины растут повсеместно. Вы постоянно встречаете прилавки, на которых навалена гора грязных апельсинов по пять дирхамов килограмм. Рискнуть их купить – страшно, уж очень грязные. Тут же стоят ручные прессы, которыми давят сок. Сок стоит 10 дирхамов за стакан. Торговцы не слишком экономно используют сырье: апельсин помещается в пресс и сжимается. При этом он лопается, сок вытекает, но мне кажется – 50% сока остается там же, где он и был – в апельсине. Тем не менее, раздавленный апельсин выбрасывают и берут следующий. Мы покупали эти апельсины, мыли с мылом и ели. Они очень вкусные. Кожура тонкая, а апельсин такой сочный! У нас не продаются такие апельсины, даже со всем известной черной наклейкой ромбиком. Они все равно не такие.

Так вот, вернемся в наш ресторанчик. До этого мы не рисковали пить апельсиновый сок. Начитались страшных баек о холере, о том, что фрукты не моют, что можно подцепить какую угодно инфекцию, и маяться животом до конца поездки. Но после чая у Мустафы нам, казалось, уже ничего не страшно. Я заказала сок и выпила целый стакан. Я сказала, что буду надеяться, что фрукты моют тщательно. Кругом сидели радостные европейцы и хлебали этот сок стакан за стаканом. Сок был очень вкусный. Просто умопомрачительно вкусный сок. Я никогда до этого такого не пила. Когда мы вышли из ресторана, я случайно увидела, как моют апельсины. Тот же прилавок с горой апельсинов, правда, чуть почище, чем обычно. Тот же ручной пресс. Ведро с грязноватой водой на краю дороги. В нем-то апельсины и полощут. И сразу – в пресс. Я снова не отравилась.

В конце концов, не так важно – чем они моют апельсины. Ведь в любом случае мы кушаем из посуды, которую тоже чем-то моют… явно не водой из бутылок! В общем, запас смекты на все дни пребывания в Марокко – вещь обязательная. Нам не пригодилась, но мало ли!

Ветер

Ветер и Марокко – понятия неразделимые, особенно на побережье. Ветер с Атлантики дует постоянно, круглый год, всегда, днем и ночью. Иногда он слабее, иногда сильнее, но он есть. Многие вещи остались для меня загадкой в Марокко, и ветер – одна из них. По-настоящему мы познакомились с ним в бело-голубом городе Эс-Суэйре. Эс-Суэйра считается одним из лучших в мире мест для занятия серфингом. Ветер, песчаный пляж, высокие волны – все это создает идеальные условия и привлекает сюда толпы серфингистов со всего мира. Пару лет назад мой муж научился в Тунисе виндсерфингу и довольно резво рассекал волны вдоль пляжей Туниса, Таиланда и Китая. Теперь ему захотелось попробовать Эс-Суэйру. Вообще то, я читала, что Эс-Суэйра - это для профессионалов. Волны высокие, ветер сильный, причем иногда настолько, что это может быть опасно. Справиться с такой волной может только опытный спортсмен. Но мы ведь не ищем легких путей!

Мы приехали в Эс-Суэйру вечером. Дул ветер. На набережной сидели чайки. Наверное, 500 чаек в одном месте! Они ничего не боялись. Их можно было фотографировать на расстоянии руки. Можно было их почти потрогать! Мы не могли понять – зачем они сидят? Чего ждут? Они ждали утра. Утром чаек на месте не было. Оказалось, что утром в порту чистят рыбу. Они летали над чистильщиками, хватали хвосты, головы, кишки, выхватывали рыбины… Наверное им очень хорошо там живется. Каждый день в порт привозят горы рыбы, тут же чистят, потом несут на площадь, там жарят и продают. От желающих покушать свежей рыбы нет отбоя, хотя опять-таки удовольствие (как и многие другие в Марокко) – неожиданно не дешевое.

Утром мы узнали в «офисе» на пляже цены на серфинг. Цены тоже кусались. Например, бойкие загорелые парни берутся за 4 дня (8 часов, 300 евро) научить вас кайт-серфингу. Это когда ты стоишь ногами на серфе, а в руках у тебя кайт – нечто среднее между небольшим парашютом и воздушным змеем. Ты ловишь ветер, и используешь кайт как парус. На первый взгляд – это очень легко! Парни легко скользят по волнам, легко взлетают, кувыркаются и снова скользят… На практике, два дня вас только учат держать кайт на берегу. Ловить ветер не так то просто. Алексей договорился взять после обеда виндсерфинг, и мы пошли гулять по пляжу.

Пляж в Эс-Суэйре очень красивый. Снова песчаные дюны прямо на берегу. Погонщики верблюдов очень украшают пейзаж. Мы пошли по ветру. Ветер был такой, что можно было на нем лежать. Поворачиваешься к ветру спиной и как бы ложишься. Ветер держит. Идти по ветру было легко и весело. Горячий песок, ветер в спину, дюны, верблюды, океан – красота. Мы не заметили, как прошли километра три, ушли совсем далеко, за город. Там было пусто и очень красиво. Но надо было идти назад. Вот здесь то нам пришлось туговато! Ветер поднимал тучи песка, он забивался в нос, в рот, в глаза, скрипел на зубах, путался в волосах. Идти, сопротивляясь ветру, было реально тяжело, учитывая, что перед собой мы практически ничего не видели из за яркого солнца и ветра. Мне постоянно казалось, что мне выдует все мозги и продует уши. Я пыталась натягивать капюшон, но его сдувало. Такая вот у нас получилась экстремальная прогулка.

Когда мы наконец-то добрались до машины, я долго не могла смыть с лица песок. Он все оставался и оставался, царапал кожу, колол глаза… Многие вещи остались для меня в Марокко загадкой. Ветер – одна из них. Почему у них на таком ветру пальмы не гнутся, а стоят ровно? По моим меркам сибирской девушки этот ветер – не ветер, а шторм. У нас при таком ветре сдувает крыши и выворачивает с корнем деревья! Там же все на месте, пальмы стоят, как стояли, только листья колышутся, люди гуляют, улыбаются и держатся за ручки, и даже маленькие дети ходят без шапок и ковыряются в песчаных дюнах пластмассовыми совочками!

Марокко – это наверное, единственное место в мире, где отели на первой береговой линии – не самые дорогие и престижные. Из-за того же ветра.

После обеда ветер еще усилился, а Алексею еще предстояло попробовать виндсерфинг. Я сказала, что больше никуда не пойду. У меня не было сил снова выходить на этот ветер. Я решила, что лучше посижу в машине. Алексей вернулся через час, счастливый, со ссадиной на лице и ушибленной ногой. Вот как он описывает свои ощущения (я повторюсь, в других странах он плавает на серфе довольно-таки неплохо, особенно для сибирского парня из города, где до ближайшего моря 3 тысячи километров):

«Я подошел к пацанам и попросил серф и парус. Меня спросили: «Какой серф вы предпочитаете: узкий, средний или широкий?» Я знаю, что чем уже серф, тем труднее на нем стоять, и тем быстрее ты летишь. Самые узкие экземпляры – для профессионалов. Но и новичком тоже себя не считаю, поэтому попросил средний. Парень сказал: «Хорошо, какой тебе: на 70, 76, 82, 90?» Все эти размеры я слышал впервые. Сказал наугад: 76. Парус я попросил, глядя на ветер, самый маленький. Рассудил, что чем больше парус, тем тяжелее его держать. Парень выдал мне серф, парус, гидрокостюм. (Несмотря на то, что температура воздуха высокая, воды Атлантики не прогреваются до комфортной температуры даже летом. Здесь почти круглый год купаются только в гидрокостюмах, а мы, напомню, были там в марте). Через две минуты моих жалких попыток запрыгнуть на серф, мне принесли другой, размером 142. Когда через час я пришел его сдавать, парень сказал нечто вроде «Вообще то вам надо было серф еще немного шире, но, к сожалению, у нас таких нет». Видимо переводить это надо было примерно так: «извини, пацан, но плотов мы не закупили».

Справедливости ради надо отметить, что ветер к тому моменту достиг пяти баллов. Парни в офисе серфингистов сказали, что это сильный ветер даже для Эс-Суэйры. И действительно: гуляющих на набережной стало меньше, по волнам летали всего трое серфингистов, кайт-серферы же вообще покинули пляж. Так что супер-профессионала из моего мужа с первого раза не вышло, но, наверное, этот опыт поможет ему кататься еще лучше в более спокойных местах!

Аит-Бен-Хадду и касбы

Совершенно особенный вид строений, о которых все-таки стоит рассказать – это касбы. Касбы встречаются в тех регионах Марокко, где земля имеет красный цвет. В этих местах нет иного строительного материала, кроме красной глины: ни камней, ни деревьев. Поэтому дома строят из глины. На горной дороге мы встречали массу деревенек красного цвета. Дома строят из смеси глины, воды и соломы. При этом домики имеют абсолютно плоские крыши. Они лепятся к склонам гор так, что крыша одного домика служит террасой другому. Дождей в этих местах выпадает мало, а строительного материала – сколько угодно. Прохудилась крыша – всегда можно подлатать.

Вершина глинобитного зодчества – касба. Это довольно внушительное четырехугольное сооружение, которое имеет по углам четыре башни, а стены немного скошены внутрь. Раньше касбы защищали людей от набегов кочевых племен (хотя мы так и не поняли, от чего может защитить сооружение, которое хоть и выглядит мощно, но построено из материала, который можно ковырять пальцем). Деревня, состоящая из нескольких касб называется ксара.

Сейчас хорошо сохранившихся ксар уже почти не осталось. Самые лучшие из них находятся на юге Марокко, вокруг городов Варзазат и Скура. Туда мы и решили поехать на четвертый день нашего пребывания в стране. Переночевав недалеко от Марракеша, утром мы двинулись в путь.

Изучив карту, мы сделали нехитрые подсчеты: до Варзазата 190 километров, не доезжая 20 км. до Варзазата есть «живописная деревня Аит-Бен-Хадду, где сохранились одни из самых красивых касб в Марокко. Деревня настолько живописна, что включена Юнеско в перечень объектов наследия человечества, и здесь часто снимают кино». Мы решили, что потратим пару часов на дорогу до Аит-Бен-Хадду, посмотрим деревню, потом поедем в Варзазат, посмотрим город, пробежимся до Скуры, посмотрим тамошние касбы и вернемся к ночи в Марракеш.

Здесь позвольте дать вам один совет на случай, если вдруг вы соберетесь в Марокко. Не надо в этой стране строить планов. Марокко меняет планы. Здесь все время происходит нечто такое, что заставляет вас поступать вовсе не так, как вы запланировали. Не бронируйте отелей, вы всегда найдете место, где переночевать. Мы ни разу не остались без ночлега, и ни разу нам не пришлось обходить больше трех отелей. Позвольте себе свободу открывать утром карту и ехать. Позвольте себе оставаться на ночлег там, где вас застала ночь. Поверьте, ваш авантюризм будет вознагражден.

Так вот, о касбах. Путеводитель сообщил нам расстояние между городами, но ничего не сообщил о характере дороги. 170 километров до Аит-Бен-Хадду мы ехали пять часов. Частично – из-за того, что дорога была как раз из тех, что называются «серпантин». Ехать быстрее 40 километров можно, но сложно. Особенно из-за наличия большого количества грузовиков и фур. Немалую роль в удлинении поездки сыграли пейзажи. Просто невозможно было не останавливаться, не фотографировать, не разглядывать, не выбегать возле магазинчиков. Я предлагала не останавливаться, а сфотографировать все на обратном пути. Но Алексей резонно заметил, вечером солнце будет светить совершенно с другой стороны, а может быть, мы и вообще не успеем вернуться до темноты. И в этом он был прав. В итоге, до деревни мы добрались к двум часам дня.

Грубые подсчеты показывали, что быстренько поглядеть деревню, смотаться в Скуру и Варзазат, а потом вернуться в Марракеш мы можем теоретически успеть. А на практике нам снова придется ехать по темноте, причем не по равнинной, а по горной дороге.

А между тем, деревня поражала своей необычной красотой. К горе из красного песчаника жалась небольшая древняя деревушка. Здесь и там были видны красные узорчатые башни, арки, узкие улицы и красные стены. За пересохшей рекой была расположена современная часть деревни, где мы нашли улочку магазинов, ресторанчик и очень симпатичный отельчик с домиками-бунгало, бассейном и садом, построенный в том же касбовидном стиле. В деревне почти не было туристов, царило спокойствие и благодать. После обеда с традиционными блюдами в ресторане, на диванах с восточными подушками и видом на ксар, наша судьба была решена. Мы не поехали ни в Скуру, ни в Варзазат. Мы решительно отказались и от запланированной на завтра поездки в Фес. Лучше синица в руках, чем журавль в небе – сказали мы, и наверное, были правы. Доехать до Феса мы бы все равно не успели, а если бы и успели – все получилось бы быстро, бегом и на нервах.

Понимаете, известные и знаменитые города – это хорошо. Но чтобы узнать страну, насладиться ее колоритом, ее необычностью, ее красотой – надо ехать вдаль от них, вглубь страны, в деревни, в маленькие городки. Там все совсем по-другому, не так, по-настоящему. Там вдруг начинаешь понимать, что в городах многое из того, что ты считал экзотикой – бутафория, а настоящая экзотика – вот она.

Заселившись в отель (к слову сказать, стоил он весьма недорого, а в стоимость проживания входили ужин и завтрак), мы отправились смотреть ксару. Вход туда бесплатный, несмотря на «объект наследия» и «часто снимаемое кино». Несколько семей там до сих пор живут, в этих глиняных домиках. Нам попался парень, который катил тачку с глиняными красными кирпичами – наверное, делает ремонт.

Касбы, которые с виду кажутся довольно большими сооружениями, внутри оказались совсем не такими, как мы думали. Мне казалось, что касба очень похожа на добротный двухэтажный коттедж. На практике оказалось, что все внутреннее пространство представляет собой двор, где бегают куры, ходят ослы и прочие домашние животные. Представители же человеческого рода живут внутри толстых стен и башен, где расположены довольно узкие и тесные комнатушки. Довольно большую часть этого пространства занимают лестницы, которые ведут на крышу. За посещение касбы симпатичная берберка в белом платье все-таки взяла с нас 10 дирхамов. Наверное, невысокая плата за то, что мы ходили по ее дому.

Мне очень хотелось сфотографироваться с кем-нибудь из местных, уж очень колоритно они все выглядели. В одном из домов мы услышали музыку. Там сидели три парня и играли на традиционных музыкальных инструментах. Один из них пел. Мы вошли, нас пригласили присесть. Интересно было поглазеть на процесс, инструменты выглядели довольно диковинно, да и мелодия была вполне экзотичная. Мы приготовились было заплатить пару дирхамов за музыку и дирхам за фото, но, на удивление, с нас ничего не взяли. Только пару улыбок.

Это место очень сложно описывать. Трудно описать неповторимую атмосферу затерянной в горах деревушки, которая выглядит, как деревня с другой планеты. Даже фотографии могут это передать лишь частично. Могу сказать одно: Аит-Бенхадду впечатлила нас больше всех остальных красот Марокко. Это однозначно местный маст-хэв, который нельзя пропустить. Можно не побывать в Касабланке, можно даже не ездить в Марракеш. Ни в одном из этих и других мест вы не почувствуете того, что чувствуешь там. Туда стоит поехать даже ради ощущения того, что ты забрался в невероятное прекрасное далеко, в удивительное по красоте место, и при этом ты не видишь толпы туристов, а гуляешь здесь так, как будто бы это построили только для тебя. Особенно это ощущение усиливается ночью, когда немногочисленные туристы уезжают в города, а на небе появляются звезды. Путешествовать стоит ради таких моментов.

Марракеш

После посещения Марракеша у меня осталось странное впечатление. Мы так много читали об этом городе, что ожидалось что-то фантастическое. Казалось, что должны быть какие-то невероятные места, где как будто бы остановилось время, где все так же, как и сотни лет назад. Может быть, все из-за того, что Марракеш представлялся мне совсем не таким, какой он есть. После книг у меня было ощущение, что я знаю, видела этот город, и обязательно его узнаю. Но он был совсем другой. Все было не так, как я ожидала. Я не могу сказать, что это было хуже, просто это был другой город.

Марракеш – это невысокая стена Медины, за которой расположено много-много-много улочек с магазинчиками и базаров, большая и знаменитая в своем роде площадь и, естественно, мечеть. А вокруг Медины – современные кварталы с невысокими домами преимущественно розового цвета и неорганизованно-хаотичным движением на улицах. Марракеш не похож ни на один из городов, которые приходилось мне видеть раньше. Если честно, он вообще не похож на город, где живет три миллиона человек. Он какой то… плоский, что ли.

Мне казалось, что в Марракеше есть какие то удивительные по красоте здания с какими-нибудь невероятными орнаментами из цветных мозаик. Я их не увидела. Зато там есть торговля. Внутри Медины, кажется, торгуют все. Вообще, надо признать, Медина Марракеша самая лучшая в плане торговли. Я была во многих восточных городах, но самые лучшие, красивые, качественные и добротные товары – именно здесь, в Марракеше. Гуляя по торговым рядам, можно получить истинное удовольствие от поиска сувениров, интересных безделушек и вполне полезных вещей. Например, стоит купить бабуши – тапочки из разноцветной кожи ручной работы. Правда я себе не смогла выбрать – их было слишком много. Но, опять же, надо помнить, что все стоит очень не дешево, несмотря на возможность торга. Несколько раз торговец называл цену, которая в десятки раз превышала ту, которую я бы предполагала возможным заплатить за данный товар. Конечно, торговаться можно, но не настолько.

Понимаете, в нашем сознании не укладывается тот факт, что в довольно убогой на вид лавчонке лежит дорогой товар. Там нет фешенебельных магазинов, евроремонтов и прочих атрибутов элитной торговли. Все довольно презентабельно, тесно, грязновато и без излишеств. Поэтому иногда цены шокируют.

Главная достопримечательность Марракеша – площадь Джема-эль-Фна, расположенная в Медине. Про эту площадь написано и рассказано очень много. Настолько много, что лучше не читать. Когда мы шли на эту площадь, мы уже знали, что там льется рекой апельсиновый сок, продаются горы еды, выступают заклинатели змей, певцы и музыканты с народными инструментами и петухами на головах, рисовальщицы хной готовы по первому зову разрисовать ваши руки и ноги, девушки странного вида продают сушеных лягушек и прессованных ежиков, а искусные карманники жаждут обчистить ваш кошелек. И все это происходит каждый вечер, в будни и в выходные, причем не для туристов, а для местных жителей, которые снова и снова приходят посмотреть на эти маленькие шоу, пощелкать вареных улиток, поболтать и просто, как мы говорим, потусоваться.

Докладываю: на площади все происходит именно так. Площадь обычно бывает описана столь подробно, что действительно, было чувство, что здесь я уже была. Я была уверена, что все-таки увижу там для себя что-то новое, что-то такое, чего никто не увидел и не заметил, открою свою Джема-эль-Фна. Но увы – площадь изучена вдоль и поперек толпами путешественников, каждый из которых внес свою лепту в описание этого важного пункта культурной программы любого туриста.

А вообще-то эта площадь – действительно удивительное место, которое неподвластно ни времени, ни изменениям, ни обстоятельствам. Местные жители составляют абсолютное большинство посетителей площади, и нам доставило большое удовольствие провести там целый вечер. Хотя я уверена, если попасть туда случайно, не зная что тебя ждет, это было бы намного интереснее, а восторга было бы намного больше. Поэтому я не буду много писать про это место. Вдруг вам когда-нибудь доведется там оказаться, и вы откроете для себя много приятных и интересных моментов.

Улетая из Марокко, мы уносили множество смешанных и непонятных чувств. Были и легкие разочарования, и восторги, и радужные впечатления. Это очень красивая и необычная страна, где каждый увидит то, что хочет видеть. Там есть и грязь, и старые машины, и высокие цены, и рваные полиэтиленовые пакеты на земле. Но так же там есть великолепные пейзажи, высокие горы, добрые, приятные и великодушные люди, там есть снег и солнце. Там есть красное, белое, зеленое, оранжевое, голубое, желтое и множество других ярких цветов. Там есть океан, пальмы и звезды. Марокко настолько разнообразно и многогранно, что каждый увидит только свое Марокко. Разные люди описывают эту страну так, как будто это две, пять, пятнадцать разных стран. Но неизменно одно: Марокко удивляет, меняет планы, заставляет открыть глаза. В Марокко у вас будут очень длинные дни. Наша жизнь состоит из тех дней, которые нам запомнились. Дни, проведенные в Марокко, не забудутся вами никогда.

Комментарий автора:
Почти все женщины покрывали голову шалью. Мне было некомфортно в моих джинсах в обтяжку среди удивительно красивых женщин в длинных разноцветных одеждах. Это была просто выставка джеляб. Подиум. Каждая была одета со вкусом и очень красиво. Они подбирали цвет шали к брюкам, или отделку джелябы к туфлям. Они подбирали цвета своей одежды к цветам одежды ребенка или подруги. Это было очень красиво.

Страницы1

4,7/5 (15)

9 комментариев

  1. Владмир
    Владмир 21 мая

    Замечательный рассказ
    Как будто опять оказался в этой чудесной стране -одной из тех, куда хочется возвращаться снова и снова. Единственное замечание-не стоило пугаться местных прокатных контор, коих просто изобилие.Рено Клио нам стоил 32 евро в день :)

  2. Olga
    Olga 22 мая

    Спасибо за рассказ!
    Очень всё здорово описано,всё так красочно, что невольно захотелось тут же собраться в дорогу :-) Вот только фотографий не хватает, может их можно где-то посмотреть?

  3. Alan
    Alan 22 мая

    Авиаперелёт
    Да, и ответье плиз как вы добирались с помощью "Иберии". Вы пересели на другой рейс этой же авиакомпании в Испании или просто остановку там сделали и летели этим же самолётом?

  4. Агата
    Агата 22 мая

    Фотки
    to Olga: Фотки залью завтра, времени все не хватает сжать их до нормальных размеров. А вообще, немножко есть на моей страничке на Одноклассниках.

  5. Агата
    Агата 22 мая

    Авиаперелет
    to Alan: Да, мы летели Иберией до Мадрида, останавливались на неделю в Испании, потом тем же рейсом до Касабланки. А обратно - тоже через Мадрид, но уже без остановки. Нам в агентстве сказали, что это самый экономичный способ перелета, в Касабланку прямых рейсов нет, а так есть скидка за "туда и обратно".

  6. Анастасия
    Анастасия 14 июня

    Здравствуйте!
    Агата, подскажите, пожалуйста - безопасно ли в Марокко? Мы с подругой хотим поехать путешествовать самостоятельно из Касабланки - Мараккеш -Агадир. Буду признательна за ответ!

  7. Агата
    Агата 16 июня

    Без названия
    to Анастасия: В Марокко безопасно, но не надо забывать что это мусульманская страна. Я путешествовала с мужчиной, проблем не было. Без мужчины - не знаю, не поручусь. В Касабланке очень достают попрошайки. У меня муж рявкнул - попрошайка отстал. А без мужика, мне кажется, будут тащиться и тащиться следом. И вообще, по сравнению, например с Тунисом, мусульманское влияние на общество намного сильнее чувствуется. И по поводу дороги из Марракеша в Агадир - мы там не ездили, но я читала что она довольно узкая и опасная, так как проходит высоко в горах. Из Касабланки в Марракеш идет платный автобан, там никаких проблем.

  8. Олег
    Олег 10 июля

    Большое спасибо за рассказ, живой, яркий и искренний. С большим интересом прочитал его.

  9. Елена
    Елена 20 апреля

    Класс! Написано - супер! И фактов для моего потенциального путешествия тоже достаточно. Очень-очень замечательный рассказ!

Ваш комментарий

Достопримечательности Читать все

Королевский дворец Рабата

Королевский дворец Рабата

Королевский дворец Рабата - резиденция короля Марокко находится в Медине - старой части города. Дворец, выполнен в традиционном арабском стиле.…